11 марМИР

Где гарантия, что кадыровцы не убьют Путина?

Где гарантия, что кадыровцы не убьют Путина?

Чеченский лидер с его "настоящими патриотами и храбрыми воинами" уже больше Кремля


Награждение Рамзана Кадырова орденом Почета(должный указ Владимир Путин подмахнул 8 марта)нелегко воспринимать в отрыве от всех других новинок с участием чеченского лидера. После того, будто Рамзан Кадыров публично выступил в защиту Заура Дадаева, взятого по обвинению в душегубстве Бориса Немцова, новинка о государственной награде выглядит вполне однозначно: Кадыров поддержал Дадаева, а самого Кадырова поддержал Путин.


И даже если(на подобный версии настаивает пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков)перед нами простое совпадение, а решение об ордене для Кадырова было встречено задолго до душегубства Немцова, логика сюжета оказывается больше. Через девять дней после душегубства Немцова основным орудующим мурлом этого сюжета оказывается Рамзан Кадыров. Как бы дико это ни звучало, однако это не меньшая сенсация, чем само душегубство.


Неожиданная реакция российских властей


Реакция российских воль на душегубство Бориса Немцова дала столько же поводов для версий и догадок, сколько и первая видеозапись с камеры наблюдения над Большим Москворецким мостом. Российские государственные СМИ будто будто запамятовали о своем привычном взаимоотношении к российским оппозиционерам, и, повествуя о Борисе Немцове, ладили ударение на его яркой политической биографии: получается, что для государственных телеканалов загнулся не столько оппозиционер, сколько бывший вице-премьер, лидер парламентской фракции и губернатор.


Владимир Путин не стал двусмысленно высказываться, будто после гибели Анны Политковской, а наименовал душегубство Немцова "позором" для российских правоохранительных органов. О задержании предполагаемых убийц отрапортовал не представитель Следственного комитета Владимир Маркин, а всегдашне непубличный директор ФСБ Александр Бортников. Все опасения, что девало спустят на тормозах и свалят душегубство на каких "бандеровцев", очутились безрезультатными: власти обнародовали о задержании организованной группы из Чечни во главе с офицером чеченского МВД Зауром Дадаевым. Через несколько часов Дадаева публично признал "своим" и Рамзан Кадыров, запамятовавший о том, что он винил в душегубстве Немцова "спецслужбы Запада".


Точку в диспуте Кадырова и силовиков поставит Путин


Бортников болтает: "Дадаев - убийца". Кадыров перечит: "Дадаев - взаправдашний патриот и храбрый воин". Налицо противоречие. Публичная полемика между представителями государственной власти - не больно разблаговещенная и аккуратно не поощряемая Кремлем конфигурация политической деятельности. В диспуте федеральных силовиков и чеченского лидера некто должен взговорить остатнее, решающее слово, и, с точки зрения аппаратной логики, единый человек, какой может рассудить Бортникова и Кадырова, - это Владимир Путин. Вероятно, собственно оттого награждение Кадырова орденом выглядит настолько, будто будто российский президент постановил поставить в диспуте об убийцах Немцова символическую точку. Но даже если это взаправду настолько, проблема невозможно находить захлопнутым.


Официальная версия российских воль сейчас выглядит вполне внятно: Немцова убили кадыровцы. Что из этого вытекает, всякий может домыслить в подвластности от своих зрелищ о нравах в чеченском и кремлевском руководстве. Но предположим, что девало обстоит собственно настолько, будто о нем сейчас болтают российские власти: душегубство организовано всего теми, кто уже взят, вяще никого в этом деле дудки, и о ниточках, тянущихся ввысь по чеченской или российской властолюбивой иерархии, никто ввек не выведает. Но даже в этом случае ситуация представляется крайне опасной для Рамзана Кадырова: он, чье политическое благополучие век придерживалось всего на демонстративной лояльности Владимиру Путину и штыках чеченских бойцов, очутился не способен содержать своих людей под контролем и положил злодеяние у самых стен Кремля.


В этой ситуации Владимир Путин не может не кумекать о том, что если кадыровцы убили Немцова, то где гарантия, что в вытекающий один они не убьют кого-то еще, даже самого Путина?Убийство Немцова показало, что таковскую гарантию Рамзан Кадыров дать не может, а если настолько, то зачем он вообще надобен Владимиру Путину?


Как бы ни глядел российский президент к Борису Немцову при жизни, в этой конструкции конец Немцова для него - удар по привычной системе взаимоотношений с кадыровской Чечней. Теперь Путину придется или избавляться от Кадырова, или признавать, гласно или негласно, что эти "настоящие патриоты и храбрые воины" орудовали в интересах Кремля. Но если заключительным словом Путина в этом сюжете взаправду очутится всего орден Почета для Кадырова, то выйдет, что чеченский лидер с его "настоящими патриотами и храбрыми воинами" уже больше Кремля с его спецслужбами. А к таковому признанию Владимир Путин, нелицемерно считающий себя большенный исторической фигурой, вряд ли готов.


Олег Кашин


"Немецкая волна"



...



Обсудить на форуме

Добавить комментарий
Личный кабинет
Наши партнеры