«До чего же живучи эти русские ведьмы! Дышит… Места

«До чего же жизнеспособны эти русские колдуньи!Дышит… Места живого дудки, а дышит», — болтал о ней один-одинехонек из нацистов из концлагеря «Заксенхаузен». Хрупкой на внешность Анне Егоровой один за разом вытанцовывалось обманывать конец. Эта летчица не признавала преград: нелетная погода, бедственные воздушные бои, концлагерь — все это Егорова не посчитала предлогом, дабы отступить или пасть.
«До чего же живучи эти русские ведьмы! Дышит… Места


Анна Егорова азбука собственный фронтовой колея воздушным письмоносцем. В 130-ю раздельную авиационную эскадрилью связи 25-летнюю Анну зачислили в сентябре 1941 года.

Невооруженный У-2(По-2)Егоровой доставлял на авангардную боевые приказы, солдатские послания и кровь для раненых. Стояли перед летчицей и более сложные задачи: она содержала связь с влетевшими в окружение сильями, доставляла полководцев на решающий участок сражения.

«До чего же живучи эти русские ведьмы! Дышит… Места


К зиме 1942 на счету Анны Егоровой было 100 вылетов не всего по доставке документов, однако и по рекогносцировке и розыску обступленных частей в тылу ворога. Этот лепта в всеобщую победу н принес ей орден Красного Знамени.

Летчица была упорна. Однажды зимой меньшего лейтенанта Егорову выслали разыскать батарею «Катюш» и передать бойцам доверительные документы. Погода нелетная: ранняя оттепель и мга, а на вышине — мороз. Самолет заледенел — пришлось опуститься. Сколачивая лед с бранный машины, Анна дожидалась прояснения. При первой возможности взлетела, и, выполнив задание, в непроницаемом тумане вернулась в штаб. В эскадрильи больно удивились, когда выведали, что хрупкая барышня сверилась с подобный непростой задачей. В тот девай многие авиаторы вернулись на полпути, не сумев выполнить задание. Через девай штабные связисты выпустили стенгазету с шаржем: «Женщина летает, дядькам — выходной!».

«До чего же живучи эти русские ведьмы! Дышит… Места


А сквозь несколько месяцев сбылась греза Егоровой — после шестого запроса летчицу навестили в учебный полк для штурмовиков.

Увидев барышню среди вновь пришедших 805-го штурмового авиаполка, комиссар батальона взговорил напрямик: «Штурмовик не подходит женщине». Но летчица нашла силы настоять на своем: «А что подходит бабе?( …)Мне будто, товарищ батальонный комиссар, сейчас не времена ладить разницу между дядею и бабой, доколе не очистим нашу Родину от гитлеровцев…».

Так возникла ее фронтовая бытие на прославленных Ил-2 в составе 805-го штурмового авиаполка 203-й штурмовой авиационной дивизии.

Анна Егорова участвовала в боях на Тамани, освобождении Крыма, Украины. За установление знаменитой дымовой завесы, под прикрытием коей советские войска прорвали «Голубую линию» обороны немцев под Новороссийском, летчицу вознаградили вторым орденом Красного Знамени.

Много один Егоровой приводилось взирать в лик смерти и всякий один вытанцовывалось ускользнуть от нее. Она пламенела в аэроплане, выбиралась из жутчайших воздушных мясорубок, после каких полк недосчитывался залпом нескольких экипажей. А после одного из боевых вылетов, механик вскрыл в крыле аэроплана прореху с неразорвавшимся снарядом.

Бои перекинулись на территорию Польши. 20 августа 1944 команду Егоровой навестили для поддержки советских сильев на Мангушевском плацдарме за Вислой. На кровный аэродром она вяще не вернулась. Из штаба на отчизну летчицы, в Тверскую зона, выслали похоронку, а в вышестоящий штаб — наградной лист о присвоении штурману Егоровой звания Героя Советского Союза посмертно.

Однако летчица и в этот один ускользнула от смерти. Когда ее облапленный жаром штурмовик бросался, «как летально раненая птица», обожженная Анна Егорова сумела почитай перед самой землей выпрыгнуть из аэроплана и дернуть перстень парашюта… Очнувшись от нестерпимой валяйся, летчица завидела немцев. Это означало лишь одно — плен. «Это, пожалуй, было единое, чего я вяще итого дрожала, — вспоминала Анна Егорова. — Моральная бол

«До чего же живучи эти русские ведьмы! Дышит… Места


Так штурмовик Егорова влетела в Кюстринский концлагерь «Заксенхаузен». Узники лагеря санитарка Юлия Кращенко, доктор Георгий Федорович Синяков и профессор Белгородского университета Павле Трпинац стали ангелами хранителями геройской летчицы. Именно они выхаживали еле живую узницу, раздобыв у пленных британцев, французов и американцев медикаменты, собственно они, полуголодные и истощенные, делились с ней кусом хлеба.

В январе 1945 года танкисты 5-й Ударной армии выпустили стан. Анну Егорову навестила в филиал контрразведки «СМЕРШ». После десяти дней допросов летчицу выдали.

«До чего же живучи эти русские ведьмы! Дышит… Места



Обсудить на форуме

Добавить комментарий
Личный кабинет
Наши партнеры